Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное расстройство

Диссоциативное расстройство личности – это целый комплекс психических нарушений личности, который характеризуется трансформациями или расстройствами целого ряда процессов, проистекающих в психике субъектов, таких как чувство личностной идентичности, память, сознание, осознание беспрерывности собственной идентичности. Как правило, перечисленные процессы объединены в психике субъектов, однако когда наступает диссоциация, отдельные процессы изолируются от сознания и делаются в некоторой степени независимыми. Например, может теряться личностная идентичность и появляться новая, как при состоянии диссоциативной фуги или множественной личности, или отдельные воспоминания для сознания могут стать недоступными, как при психогенной амнезии.

Причины диссоциативного расстройства

Диссоциацией называют специфический механизм, при помощи которого разум дробит на составные части или разделяет определенные воспоминания, образы, мысли сознания. Такие раздвоенные подсознательные мыслеобразы не стираются, могут повторно самопроизвольно всплывать в сознании вследствие воздействия некоторых пусковых механизмов, которые именуют триггерами. В качестве таких триггеров могут служить предметы, события, обстоятельства окружающие индивида во время возникновения травматического события.

Данное состояние вызывается сочетанием нескольких причин, таких как способность к диссоциации, тяжелый стресс, демонстрация защитных механизмов в процессах онтогенетического развития и детском периоде вследствие недостатка заботы и участливости к малышу при травматическом переживании или дефиците защиты от последующего враждебного опыта. Ведь с чувством единой идентичности дети не рождаются. Идентичность формируется, основываясь на большом количестве источников и множестве переживаний. В критических условиях детское развитие наталкивается на препятствия, и некоторые части того, чему надлежало быть интегрированным в сравнительно единую идентичность, так и остаются сегрегированными.

Многочисленные исследования демонстрируют, что практически 98% взрослых с наличием в анамнезе диссоциативного расстройства идентичности говорят о случаях насилия в детском возрастном периоде. Такие случаи насилия могут быть подтверждены документально у 85 % взрослого населения и у 95 % лиц детского и подросткового возраста с нарушением множественной личности и прочими похожими формами диссоциативного расстройства. Такие данные исследований демонстрируют то, что в детском возрасте насилие является одной из главнейших причин диссоциативного расстройства. Однако у некоторых пациентов не наблюдалось в анамнезе случаев насилия, зато все они переживали раннюю потерю родного человека, серьезную болезнь или иные серьезные стрессовые события.

Процесс человеческого развития от личности требует способности успешно интегрировать разные формы комплексной информации. В ходе онтогенетического формирования индивид проходит целый ряд этапов развития, в каждом из таких этапов могут быть сотворены различные личности. Умение продуцировать множественные личности встречается или обнаруживается не у каждого малыша, претерпевшего в детстве насилие, тяжелую потерю или травму. Больные с диссоциативным нарушением обладают умением свободно входить в состояния транса. Такое умение в совокупности со способностью к диссоциации, выступает как фактор для развития нарушения. Наряду с этим большинство детей, которые имеют эти способности, также обладают адаптивными механизмами, которые соответствуют норме, но не находятся в обстоятельствах, провоцирующих диссоциацию.

Диссоциация – это серьезный и довольно продолжительный процесс с огромным спектром действия. Если у индивида наблюдается диссоциативное нарушение, это еще не означает, что у него симптом психического заболевания. Не ярко выраженная степень диссоциативного нарушения может наступать вследствие стрессовых факторов, у субъектов, которые продолжительное время проводят без сна, при перенесении незначительной аварии. Еще одним простым примером диссоциативного нарушения у индивидов служит периодическая всецелая увлеченность фильмом или книгой, которая ведет к тому, что окружающий мир просто перестает существовать, а время проходит незаметно.

Итак, диссоциативное расстройство личности часто плотно связано с воздействием стрессовых факторов, которые ведут к стрессовым состояниям у индивидов. А стрессовые состояния могут наступить после перенесения различных травм, вследствие жестокого обращения, внутренних личностных конфликтов, дефицита внимания и безмерного сочувствия в детском возрастном периоде, умения делить собственную память и идентичность от осознания.

Так как индивиды не рождаются с чувством личностного единства, то дети, испытывающие стресс, остаются разделенными. У пациентов с расстройством идентичности часто в детском периоде случалось жестокое или постоянное насилие, которое может быть как физического воздействия, так и полового характера. Поэтому у малышей, проживающих в неблагоприятных жизненных условиях, наблюдаются разобщение разнообразных чувств и эмоций. Такие дети развивают умения защищаться от тяжелых жизненных условий посредством ухода в собственный особый мир. Каждый этап формирования может образовывать новые личности.

Симптомы диссоциативного расстройства

Существует ряд симптомов, характерный для данного нарушения:

– изменяющаяся клиническая картина;

– интенсивные боли в области головы или другие телесные ощущения болезненного характера;

– меняющаяся степень активности индивида от интенсивной до полной бездеятельности;

– провалы в памяти;

Деперсонализация заключается в ощущении нереальности, отстраненности от собственных телесных проявлений и психических процессов, чувстве отдаленности от самого себя. Пациенты с деперсонализацией наблюдают за собственным поведением со стороны, как будто смотрят фильм. Они ощущают себя посторонними наблюдателями за своей собственной жизнью. Также у пациентов могут наблюдаться транзиторные ощущения не принадлежности тела ему самому.

Дереализация выражается в восприятии знакомых индивидов и интерьера как незнакомых, нереальных или странных. Пациенты находят различные вещи, образцы почерка, предметы, которые они не могут опознать. Также нередко такие пациенты называют себя в третьем лице или во множественном числе.

У пациентов с диссоциацией наблюдаются переключения личностей, и барьеры между ними вследствие амнезии зачастую приводят к жизненному беспорядку. Личности могут взаимодействовать друг с другом, поэтому пациент нередко слышит внутренний разговор, ведущийся иными личностями, которые обсуждают самого пациента или адресуются к нему. Вследствие этого бывают случаи, когда пациенту ошибочно выставляется диагноз психоза из-за восприятия врачом внутреннего диалога пациента в качестве галлюцинаций. Хотя голоса, слышимые пациентом при диссоциации и напоминают галлюциноз, но существуют качественные отличия, которые отграничивают галлюцинации типичные для шизофрении или другие расстройства психики. Люди с диссоциацией считают голоса чем-то ненормальным или нереальным, в отличие от лиц, страдающих шизофренией, которые уверены, что слышат естественные голоса, которые не являются слуховыми галлюцинациями. Индивиды с диссоциацией могут иметь сложные беседы и слышать несколько бесед одновременно. При шизофрении такое наблюдается довольно редко. Также люди с диссоциацией могут иметь кратковременные моменты, при которых они видят беседы собственных идентичностей.

Часто у лиц с диссоциативным нарушением идентичности проявляются симптомы, аналогичные симптомам, наблюдающимся при тревожных расстройствах, шизофрении, посттравматическом стрессовом нарушении, расстройствах настроения, нарушениях пищевого поведения, эпилепсии. Достаточно часто могут встречаться в анамнезе больных и суицидальные попытки или планы, случаи самоповреждения. Многие из таких больных нередко злоупотребляют психоактивными препаратами.

В истории болезни пациентов с диссоциацией обычно наблюдается три и более нарушения психической деятельности с предшествующей устойчивостью к лечению.

Диагностика данного заболевания требует проведения специфического опроса в отношении диссоциативных феноменов. Нередко применяется длительное интервью (иногда и с использованием медикаментозных средств), гипноз. Пациенту рекомендуется между визитами к терапевту вести дневник. Психотерапевт может также совершить попытку непосредственного контакта с иными личностями пациента, предложив вещать части сознания, ответственной за действия, во время свершения которых у индивида развилась амнезия или имелась деперсонализация и дереализация.

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное психическое расстройство личности еще называется множественной личностью. Иногда данное нарушение также именуют расщеплением личности. Психический феномен, который приводит к наличию у индивида как минимум двух разных личностей, или «эго» являет собой состояние множественной личности или органическое диссоциативное расстройство. При таком состоянии каждое альтер эго обладает персональными паттернами восприятия и индивидуальной системой взаимодействия со средой.

Для определения у субъекта диссоциативного расстройства идентичности необходимо наличие у него как минимум двух личностей, которые по очереди регулярно контролировали бы поступки, действия индивида, а также проблем с памятью, выходящих за границы нормальной забывчивости. Состояние, связанное с потерей памяти принято описывать как «переключение». Такие симптомы должны наблюдаться у индивида автономно, т.е. они не зависят от злоупотребления субъектом какими-либо веществами, препаратами (алкоголем, наркотическими средствами и т.п.) или медицинских показателей.

Хотя сегодня диссоциация считается доказуемым психиатрическим состоянием, имеющим связь с рядом разнообразных расстройств, относящихся к травматической ситуации в раннем детском возрасте и тревоге, состояние множественной личности как существующее в действительности психологическое и психиатрическое явление некоторое время выставлялось под сомнение.

В соответствии с классификацией заболеваний, диссоциативное расстройство рассматривается в качестве амнезии психогенного характера (другими словами амнезии, имеющей только психологические корни, а не медицинский характер). Вследствие такой амнезии индивид получает возможность вытеснения воспоминаний травматических ситуаций или какого-нибудь периода жизни. Такой феномен именуется расщеплением «я», или согласно иной терминологии, самости. Обладая множественными личностями, субъект может переживать свои альтернативные личности, характеризующиеся индивидуально различимыми чертами. Так, например, альтернативные личности бывают разной половой или возрастной принадлежности, могут иметь разное состояние здоровья, интеллектуальные способности, почерк др. Для терапии данного расстройства, главным образом, применяют долгосрочные методы терапии.

Как показывают различные исследования, индивидуумы с диссоциативными расстройствами довольно часто скрывают свою симптоматику. Обычно альтернативные личности возникают еще в раннем детском возрасте. Также у многих субъектов может наблюдаться коморбидность, другими словами у них наряду с диссоциатывным расстройством выражены еще и другие нарушения, например, тревожное расстройство.

Диссоциативные конверсионные расстройства

Данные нарушения ранее назывались конверсионной истерией. Расстройства, выражающиеся в выборочной или абсолютной потере осознанного контроля над движениями тела, с одной стороны, и контроля над ощущениями и памятью, с другой называются диссоциативными конверсионными расстройствами. Как правило, существует значительная степень осмысленного контроля над ощущениями и памятью, которые выбираются для прямого внимания, и над действиями, которые необходимо выполнить. Считается, что при нарушениях, связанных с диссоциацией, такой осмысленный и выборочный контроль довольно сильно нарушен. Поэтому он может изменяться каждый день и даже час. Уровень потери функции, которая находится под осознанным контролем, в большинстве случаев, трудно оценить. К диссоциативным расстройствам относят: диссоциативные двигательные расстройства, диссоциативную амнезию, ступор, анестезию, состояние фуги, одержимость и транс, диссоциативные конвульсии.

Понятие “конверсия” широко применяется для отдельных вариаций расстройств и имеет в виду неприятный аффект, который порождается проблемами и конфликтными ситуациями, которые индивидуум не в состоянии разрешить, и трансформируется в симптомы. Субъекты с диссоциативными нарушениями, как правило, отрицают проблемы и тяжести, которые для других являются очевидными. Любые проблемы и тягости, которые ими распознаются, они приписывают диссоциативным симптомам.

Для таких нарушений свойственна непосредственная связь по времени возникновения с травматическими событиями, непереносимыми событиями и неразрешимыми проблемными ситуациями или разрушенными взаимоотношениями. Вследствие чего наблюдается такая закономерность – во время войн, природных катастроф, пандемий и других конфликтов количество расстройств увеличивается.

Диссоциативные конверсионные нарушения более характерны для женской части населения в сравнении с мужской и для детей, находящих в пубертатном периоде.

На происхождении этих расстройств наложили отпечатки биологические факторы, психологические причины и социальные аспекты. К биологическим причинам относят воздействие наследственных факторов и конституциональные особенности индивидов. Также влияют перенесенные ранее заболевания. Более часто расстройства наблюдаются в кризисные периоды, климактерические периоды. Демонстративные черты перед началом заболевания, перенесенные ранее лишения, пережитые в детстве различные психические травмы, интимная дисгармония в браке, повышенная внушаемость относятся к психологическим причинам. К тому же, психология диссоциативных нарушений охватывает механизм относительной приятности и условной желательности симптоматики – индивидуум получает благодаря собственной болезни какой-нибудь выигрыш. Например, таким образом, симптоматика способствует удержанию объекта любви рядом с собой. К социальным аспектам относится диссоциированное воспитание, которое охватывает двойственные требования папы и мамы по отношению к ребенку, стремление индивидуума к рентной установке.

Диссоциативные расстройства личности, прежде всего, проявляются со стороны соматической и психической симптоматики, обусловленной неосознанными психологическими механизмами. Соматическая симптоматика при диссоциации часто схожа с проявлениями неврологических недугов. Симптомы со стороны психики легко принять за симптомы другого психического нарушения, например, диссоциативный ступор можно наблюдать при депрессивных состояниях и шизофрении.

Диссоциативные расстройства личности не обусловливаются соматическими заболеваниями, неврологическими недугами, влиянием психотропных веществ, не являются симптомом других нарушений психики. Главным условием правильного диагностирования диссоциативных расстройств является исключение соматического недуга и иного расстройства психики. Так, например, органическое диссоциативное расстройство следует дифференцировать с диссоциальными конверсионными нарушениями.

Лечение диссоциативных расстройств

Часто при острых диссоциативных расстройствах, для излечения оказывается достаточно всего лишь убеждения, внушения и успокаивания в соединении с незамедлительно предпринятыми попытками разрешить стрессовые обстоятельства, спровоцировавшие такую реакцию. Для заболеваний, длительность течения которых больше пары недель, требуется более серьезная и комплексно направленная терапия. Обычным в лечебной практике считается работа терапевта, целенаправленная на ликвидацию причин, провоцирующих усугубление симптоматики, и стимуляция нормальных поведенческих реакций. Пациенту необходимо объяснить, что расстройства функционирования, наблюдаемые у него (например, расстройство памяти) спровоцированы не соматической болезнью, а психологическими причинами.

Лечение затяжных диссоциативных нарушений заключается в комплексном использовании психотерапевтических методик и медикаментозном лечение. Для проведения методов психотерапии часто требуется врач, специализирующийся собственно на оказании помощи субъектам с диссоциативными нарушениями.

Некоторые терапевты назначают антидепрессанты или транквилизаторы для ликвидации симптомов чрезмерной активности, тревожности, депрессии, которые часто сопутствуют диссоциативным расстройствам. Но эти медикаментозные препараты следует предписывать с особой осторожностью вследствие того, что субъекты с такими нарушениями более подвержены привыканию и становятся зависимыми от лекарственных препаратов. Часто рекомендуется гипноз или наркогипноз в качестве одного из приемов терапии диссоциативных расстройств. Ведь гипноз имеет связь с диссоциативными процессами. Гипноз способствует избавлению от угнетающих мыслей или воспоминаний. Также он помогает в процессе так называемого закрытия альтернативных личностей. Диссоциативные двигательные расстройства предполагают использование психоанализа, поведенческой психотерапии, реже гипноз.

Автор: Психоневролог Гартман Н.Н.

Врач Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Множественная личность

«Раздвоение личности»: существует ли это заболевание, насколько оно распространено и как врачи диагностируют диссоциативное расстройство

Рекламный постер фильма «Сплит» (2016)

Это расстройство считается довольно редким, и весьма дискуссионным является вопрос о правомерности этого понятия. Несмотря на то что диссоциативное расстройство идентичности включено в МКБ (Международная классификация болезней, травм и причин смерти), в ряде стран врачи и ученые отрицают существование этого заболевания.

История и критика понятия

Описание этого расстройства имеет довольно длительную историю. Первым случай диссоциативного расстройства личности описал в XVI веке швейцарский врач, философ и алхимик Парацельс. В его трудах сохранились записи о женщине, которая считала, что у нее кто-то ворует деньги, однако на самом деле деньги тратила ее вторая личность, о которой она ничего не знала.

В наше время всплеск интереса к этой проблеме во многом определяется мейнстримом: эта тема часто фигурирует в художественных фильмах, вспомнить хотя бы тот же «Бойцовский клуб». Широко известна книга Дэниела Киза «Множественные умы Билли Миллигана», основанная на реальной истории человека, у которого было 24 разных личности. Данные факты приводят к тому, что в последние годы среди специалистов бытует мнение об отчасти ятрогенном (то есть активно спровоцированном усиленной деятельностью психотерапевтов, которые активно популяризируют, «раскручивают» тему такого расстройства, привлекая тем самым новых клиентов и увеличивая свои доходы) характере возникновения данной патологии. Кроме того, клиническая достоверность этого расстройства может быть подвержена сомнению в связи с тем, что практически все описанные случаи тесно связаны с юридической практикой и судебно-психиатрической экспертизой. Например, американка Хуанита Максвелл имела шесть личностей, одна из которых убила пожилую женщину. В итоге Хуанита была отправлена на лечение в психиатрическую больницу.

Постановка диагноза

При постановке диагноза множественного расстройства личности надо в первую очередь дифференцировать его с другими диссоциативными расстройствами, такими как реакция избегания или психогенная амнезия. Есть, конечно, случаи, когда раздвоение личности всего лишь игра фантазии, а не заболевание, потому что, действительно, есть личности, предрасположенные реагировать таким образом на какие-то события в своей жизни. В судебно-психиатрической практике это может быть и симуляция.

Что касается более глубоких патологий, скажем шизофрении, то в таком случае, конечно, диагноз должен быть дифференцирован. У больных шизофренией часто бывает убежденность в наличии множества разных эго. Собственно говоря, шизофрения ― это и есть расщепление личности. Но тут важно отметить, что в нашем случае мы исследуем глубинные психические механизмы, которые могут приводить к множественному расстройству личности, то есть феномену диссоциации — отщепления. А при шизофрении имеет место феномен расщепления, когда само ядро личности разрушается, к тому же в этом случае всегда отмечается ряд других феноменов: нарушение мышления, галлюцинации.

Кроме того, при постановке диагноза обязательно должна быть исключена возможная связь возникновения симптомов диссоциативного расстройства с употреблением наркотиков или алкоголя, так как в этих случаях могут быть задействованы совершенно другие, экзогенные механизмы развития патологического процесса. Некоторые психоактивные вещества так и называются «диссоциативами» за этот своеобразный эффект изменения сознания.

Каким образом диагностируется множественное расстройство личности? Что для этого делается, помимо клинических наблюдений и опросников? Это, прежде всего, метод гипноза, из медикаментозных методов — амитал-кофеиновое растормаживание. Здесь оно играет диагностический характер: человека погружают в особое состояние, когда растормаживаются подкорковые, скрытые в повседневной жизни структуры. Пациент, пребывая в эйфорично-расслабленном состоянии, сообщает о себе сведения, которые были ранее недоступны либо в силу психогенной амнезии или вытеснения, либо скрывались сознательно. Данный метод может использоваться не только с диагностической, но и с лечебной целью (например, у пациентов в кататоническом ступоре). Помимо медицинских показаний, растормаживание широко используется различными спецслужбами, где оно фигурирует под названием «сыворотка правды» и служит для получения нужной (и правдивой!) информации.

Читайте также:  Долихосигма кишечника — что это: причины, симптомы, лечение

Причины диссоциативного расстройства идентичности

Относительно этиологии, происхождения этого расстройства мнения сходятся: предполагается, что условия, способствующие развитию этого состояния, — это чаще всего тяжелые, травмирующие ситуации, связанные с насилием. Имеется в виду насилие физическое, сексуальное или психологическое, перенесенное в детском возрасте, то есть такой отсроченный вариант реагирования на психотравму. Примерно у 80% пациентов удается выяснить, что в детстве у них были эпизоды насилия или инцеста или какие-либо другие тяжелые стрессовые ситуации.

Диссоциативное расстройство идентичности: спасибо мне, что я есть у себя!

«Бойцовский клуб», «Таинственная история доктора Джекилла и мистера Хайда», «Черный лебедь», «Тайное окно» – и это далеко не полный список произведений, затрагивающих тему расщепления личности. Диссоциативное расстройство (или в обиходе «раздвоение», даже если личностей больше) можно назвать одной из главных тенденций поп-культуры XX и XXI веков. Оно зачаровывает, будоражит, дарит множество новых идей. Но как и все психиатрические феномены, получившие нежданную популярность, порождает вопросы и заблуждения. Остановимся на них подробнее.

Существует ли расстройство множественной личности на самом деле?

Вопрос парадоксальный, однако не теряющий своей актуальности даже сейчас, когда заболевание внесено в Международную классификацию болезней. И задаются им не только обыватели, не взаимодействующие с психиатрией, – даже многие ученые, психотерапевты и врачи сомневаются в реальности данного диагноза [1, С. 163-167]!

Дэниел Киз, известный писатель, в произведении «Таинственная история Билли Миллигана» о мужчине, оправданном по причине расстройства множественной личности, приводит цитату из газетной статьи от 1981 года:

«Он [Миллиган] либо обманщик, который одурачил общественность и ушел от наказания за страшные преступления, либо реальная жертва такого заболевания, как расщепление личности» [2, С. 11].

Для того, чтобы разобраться с вопросом правдивости и ответить на него в конце статьи, необходимо вооружиться наиболее полной и достоверной информацией.

Что представляет собой расстройство множественной личности?

Диссоциативное расстройство идентичности суть защитный механизм (а именно – неудавшееся вытеснение травмирующих событий), приобретший угрожающие для целостности Я масштабы. Это роднит его с психогенной амнезией, то есть потерей памяти без органических нарушений работы головного мозга. Основной функцией расстройств диссоциативного спектра является изоляция негативных переживаний [4, С. 65-66]. Манифестация расстройства происходит в подростковом или детском возрасте, среди заболевших, по статистике, преобладают женщины [5, С. 214].

Как мы понимаем, расщепление личности – не тот диагноз, который можно поставить в беседе с другом, пройдя 1-2 шуточных теста или под впечатлением сюжетных поворотов «Острова проклятых». Это заболевание может диагностировать только квалифицированный врач. Кроме того, человек может забывать дни рождения или лица знакомых, вести себя странно и непривычно, а в гневе или застенчивости – вообще не быть похожим на себя. Однако поставить этот диагноз невозможно, пока жалобы пациента не соответствуют следующим четырем критериям, выдвинутым МКБ-10:

  1. Существует две и более личности – но только одна способна захватывать контроль над мышлением и деятельностью человека в данный момент времени.
  2. У личностей есть свои индивидуальные особенности, воспоминания, предпочтения.
  3. Человек не может вспомнить какую-то важную информацию, однако это представляет собой гораздо больше, чем обычная забывчивость.
  4. Все вышеперечисленные симптомы – не следствие органических поражений центральной нервной системы либо употребления/отмены употребления психоактивных веществ [3, С. 126].

Это все равно один и тот же человек. Разве личности могут сильно отличаться?

Как правило, личности обладают разными именами, возрастами, походкой, манерой говорить, мимикой. У них также диагностируются разные показатели ЭЭГ, а коэффициенты интеллекта могут колебаться от дебильности до гениальности. Кроме того, отличия обнаруживаются в национальности, сексуальной ориентации, исповедуемых личностями религиях [2]. Д. Киз в книге о Миллигане описывает особенности каждой его личности: сильный славянский акцент (Рейджен), безынициативность (Марк), склонность к мошенничеству (Аллен), хладнокровие (Артур). Последнему также свойственно соединять пальцы рук «шпилем» – жест, по которому Артур узнаваем на видеозаписях многими поклонниками книги.

Несмотря на наслоение «новеньких», первоначальная личность (обычно она продолжает называть себя настоящим именем) остается среди них, пусть и не всегда занимая доминирующее положение.

Виды диссоциативных расстройств

Существует 5 основных видов заболевания:

    Диссоциативные расстройства движений и ощущений – двигательные или чувствительные нарушения в отсутствие соматических нарушений. Диссоциативная амнезия – частичная или полная потеря памяти как результат психической/психологической травмы. Диссоциативный ступор — двигательное расстройство, возникшее в результате психотравмирующей ситуации. Диссоциативная фуга – потеря памяти о себе после внезапного переезда как стремления сбежать и начать новую жизнь. Синдром Ганзера — искусственное заболевание, при котором люди ведут себя так, как если бы у них было психическое заболевание. Проявляется в «мимоговорении» (нелепый ответ на вопрос) и «мимодействии» (ошибочные действия в ответ на простейшую просьбу) [4, С. 66].

Диссоциативное расстройство личности – симптом шизофрении?

Это одно из самых распространенных заблуждений касательно множественной личности. Хотя доктор медицинских наук, профессор Ю. В. Попов подчеркивает, что отличить шизофрению и расстройство множественной личности друг от друга не всегда просто, это возможно сделать по симптомам, нехарактерным для диссоциативных расстройств. В основном, больные шизофренией склонны воспринимать симптомы болезни как результат воздействия извне [5, С. 217].

Кроме того, в случае шизофрении происходит процесс более примитивного характера – расщепление отдельных психических функций, без формирования новых, сложных и отличающихся друг от друга личностей внутри одной. Также нарушается логическое мышление, притупляются эмоции – эти симптомы не являются симптомами расстройства множественной личности.

Хочу отличаться от остальных. Могу ли я тоже разделиться на три личности?

Весьма сомнительно. Происходит расщепление, конечно, всегда по желанию пациента – но не по мановению волшебной палочки, а по желанию бессознательному. В основном, как подчеркивалось ранее, это стремление отгородиться, изолироваться от экстремально сильных негативных воспоминаний. Не каждое грустное или тревожное событие в жизни способно спровоцировать подобного рода «трещину» Я. Например, самый известный человек с расстройством множественной личности, Билли Миллиган, в детстве подвергался многократному физическому и сексуальному насилию [2]. Поэтому, чтобы сработал настолько сильный защитный механизм, триггер тоже должен быть весьма серьезным.

Говоря же о симуляции, стоит подчеркнуть, что психиатр легко способен определить, где реальный недуг, а где – разыгрываемый. Ю. В. Попов отмечает, что при симуляции расстройства личности гипертрофированы, поляризованы, примитивны. При их проигрывании опытный эксперт может заметить недостаточность разграничения отдельных личностей и наличие в них внутренних несоответствий. В отличие от симулянтов, пациенты с РМЛ склонны скрывать свои нарушения (особенно бросается в глаза симуляция правонарушителей, стремящихся избежать наказания) [5, С. 217].

Кроме того, имея полное, всестороннее представление об этом заболевании, вряд ли кому-либо действительно захочется им обладать. Выделиться из толпы, конечно, получится – только вряд ли кто-то из личностей будет к этому стремиться.

В целом же диссоциативные расстройства личности – масштабная тема, которая продолжает изучаться и открываться с новых сторон по сей день. Здесь пока есть свои белые пятна и загадки, тайны и вопросы без ответов. О реальности/надуманности заболевания все еще спорят исследователи. Тем интереснее в этих спорах слышать третью, совершенно отличную точку зрения, которую высказывает сторонник относительности персонификаций, американский психолог Джеймс Хиллман: «Множественная личность – это человеческая природа в ее естественном состоянии» [6]. И с этой точки зрения, не лишенной рационального зерна, норма и патология легко меняются местами.

Источники:
  • 1. Cormier, J. F., & Thelen M. H. (1998). Professional skepticism of multiple personality disorder. Professional Psychology: Research and Practice, 29.
  • 2. Киз Д. Таинственная история Билли Миллигана. – М.: Эксмо, 2015 г. – 640 с.
  • 3. Всемирная организация здравоохранения. F44.81 Multiple personality disorder // The ICD-10 Classification of Mental and Behavioural Disorders. Diagnostic criteria for research. — Женева. — 263 с.
  • 4. Микаелян В. А. Диссоциативное расстройство идентичности как неассимилированный возраст личности. – «Банберский Ереванский университет» // «Философия, психология». – Ереван, 2011 г. – стр. 65-75
  • 5. Попов Ю. В. Современная клиническая психиатрия — М. «Экспертное бюро-М», 1997. – 496 с.
  • 6. Adams, M. V. Deconstrucrive Philosophy and Imaginal Psychology: Comparative Perspectives on Jacques Derrida and James Hillman. – Northwestern University Press, 1985. – pp. 231-248.

Автор: Юлия Матыченко, педагог-психолог, МБОУ Кадетская СОШ2, г. Рубцовск

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

  • Писать или не писать? – вот в чем вопрос https://psychosearch.ru/7reasonstowrite
  • Как стать партнером журнала ПсихоПоиск? https://psychosearch.ru/onas
  • Несколько способов поддержать ПсихоПоиск https://psychosearch.ru/donate

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Диссоциативное расстройство личности: множество в одном

Память, сознание, ощущение собственной идентичности и осознание ее непрерывности в психике человека объединены. Но может произойти так, что некоторое из перечисленного становится независимыми, обособляется от потока сознания, то есть происходит психическое нарушение. Оно получило название диссоциативное расстройство личности.

Провалы в памяти, потеря ощущения личностной идентичности, нарушение сознания приводят к раздвоению этой самой личности. В человеке как бы поселяется сразу несколько персон (их может быть больше двух) разного пола, возраста, вероисповедания, социального статуса и каждая – еще и со своим характером.

Такое множественное расстройство личности – достаточно редкое расстройством психики. Хоть оно и внесено в МКБ, но во врачебном психиатрическом сообществе по поводу данной болезни не прекращаются споры, а в некоторых странах специалисты не желают ее признавать.

Исторический экскурс и современная критика

Впервые описание диссоциативного расстройства идентичности встречается в бумагах, датированных XVI веком. В трудах знаменитого швейцарского философа, алхимика и врача Парацельса имеется запись, в которой упоминается женщина, полагавшая, что ее периодически кто-то обворовывает. В итоге выяснилось, что деньги тратит она сама, то есть, ей незнакомая её же собственная вторая личность. О ее наличии дама даже и не догадывалась.

В 19 веке Пьер Мари Феликс Жане, французский врач и психолог, обратил внимание на способность совокупности идей отделяться от личности человека и существовать вне его сознания, совершенно независимо. Однако доктору удавалось вернуть ее обратно, воспользовавшись гипнозом.

Жане ввел понятие «диссоциация», взяв за основу латинское слово dissociare (отделяться от общества). Так называют неосознанный процесс отделения мышления от сознания и существование первого автономно. Можно объяснить проще: человек не может определиться со своим мнением о какой-либо ситуации, у него противоречивые мнения по этому поводу, он одновременно согласен и не согласен – раздваивается.

В настоящее время, при весьма редком проявлении диссоциативного расстройства идентичности, интерес к нему огромен благодаря «раскрутке» темы в нашумевших литературных произведениях и продукции кинематографа. Большой резонанс получил документальный роман «Множественные умы Билли Миллигана» Даниэла Киза, написанная на основе реальной истории преступника – насильника и убийцы, в котором «уживалось» сразу 24 личности. По этому произведению был снят и фильм. Еще один популярный блокбастер на эту же тему – «Бойцовский клуб».

Именно такая, своего рода «популяризация», психического расстройства сподвигла многих специалистов считать, что его возникновение имеет ятрогенный характер. Проще говоря, есть мнение, что психотерапевты сами усиленно рекламируют множественное расстройство личности для привлечения клиентуры и поднятия собственных доходов.

Сомнение в клинической достоверности у ряда специалистов вызывает и то, что описанные случаи расстройства напрямую связаны с преступлениями и имеют непосредственное отношение к судебно-психиатрической экспертизе и юриспруденции.

Но, все же, многие психиатры полагают, что диссоциативное расстройство идентичности – весьма серьезная проблема, процесс развала, разрушения целостности личности. Иногда его называют яркой дезорганизацией личности глобального масштаба или ее расщеплением.

Симптомы

Данное психическое расстройство проявляется такими признаками:

  1. Диссоциативная реакция бегства – диссоциативная фуга. Человек ведет себя вполне нормально, но приобретает несвойственные ему черты характера, уезжает подальше от своего местожительства. Происходит неосознаваемая потеря памяти (частичная или полная). Человек может внезапно уйти с работы, он ведет себя не так, как обычно, откликается на разные имена и не понимает, что происходит. Такое аномальное состояние проходит быстро, возврат к норме стремителен.
  2. Диссоциативная амнезия – под воздействием стресса или травмирующего психику события вдруг пропадает память, но индивид это понимает. Сознание у него «работает» нормально и он способен воспринимать какую-либо новую информацию.
  3. Диссоциативное расстройство идентификации. Личность расщепляется на несколько, имеющих свое имя, характер, мышление, психологические свойства, манеру поведения, национальность. Каждая из них периодически «командует» человеком, личности меняют друг друга без всякой причины и систематики. Индивид не осознает и не ощущает таких замен, не помнит, что с ним было в той или иной ипостаси.
  4. Деперсонализационное расстройство – человек как бы наблюдает свое тело и психические процессы в нем со стороны. Окружающий мир кажется безцветным, нереальным (дереализация), а части тела – непонятных размеров, теряется ощущение времени. Индивиду кажется, что он робот, его мучает тревога и депрессия.
  5. Дереализация без деперсонализации.
  6. Транс – нарушение сознания, нет реакции на внешние раздражители. Дети так реагируют на травму или насилие. Свойственен транс медиумам в ходе спиритического сеанса и летчикам при долгом перелете. Наблюдается и в ряде культур, как возбуждение и ярость, провалы памяти, странные действия, например, у малайцев и эскимосов (амок, пиблокто).
  7. Синдром Ганзера – специально неправильные ответы на самые простые вопросы (миморечь), симуляция тяжелого психического заболевания. Иногда сопровождается амнезией, потерей ориентации, расстройством восприятия. Свойственно заключенным мужского пола.

Если подобные признаки вы заметили у самого себя или у родственников, следует обратиться к психиатру или психологу. Лечение должно производиться своевременно, так как возможны осложнения:

  • затяжная депрессия;
  • попытки суицида;
  • сильнейшие головные боли;
  • членовредительство;
  • проблемы с приемом пищи;
  • сексуальная дисфункция;
  • тревожные расстройства;
  • наркомания или алкоголизм;
  • ночные кошмары, лунатизм, бессонница.

Каковы причины раздвоения

Благодаря диссоциации разум способен делить конкретные воспоминания и мысли. Они остаются навсегда: не исчезают, а неожиданно всплывают в человеческом сознании, «оживленные» триггерами, то есть пусковыми механизмами. Это могут быть события и объекты, окружавшие индивида во время получения им психической травмы.

Сложные диссоциации возникают в силу совокупности следующих причин, имеющих место быть в детском возрасте:

  • влияние родственников, имеющих диссоциативное расстройство;
  • природная способность к диссоциации;
  • частые случаи психологического или сексуального насилия, сильных стрессов, жесткого обращения;
  • отсутствие защиты, поддержки, утешения от жестокости близких.

У ребенка не рождается сразу с чувством цельной идентичности, а его личность устанавливается в ходе разнообразных воздействий и жизненных переживаний. У малыша нет опыта и способов преодоления проблем, и, если малыш в тяжелых ситуациях не получает заботу и внимание, а также защиту родителей, он вытесняет негатив из сферы своего сознания. Такая форма обороны деструктивна и ведет к диссоциативному расстройству.

Стоит оговориться: точность воспоминаний о детстве, вернее, о случаях жестокого обращения в тот период, и их влияние на развитие диссоциативного расстройства идентичности стало причиной жарких дискуссий и судебных разбирательств. Дело в том, что пока мало изучено, как информация сохраняется в мозге, как ее восстановить и интерпретировать правильно.

Разные формы такого психического расстройства развивается также у людей, перенесших техногенные катастрофы, природные бедствия, разбойные нападения, войну, серьезные аварии, пытки, участвовавших в боевых действиях. В группе риска и пациенты с проблемами психики, возникшими в результате болезней внутренних органов, посттравматического стресса, подвергшиеся интенсивному насильственному внушению.

К расслоению личности также может привести увлечение особыми препаратами – психоделиками. Это было выяснено в пятидесятые годы 20 века в ходе научных экспериментов с данными средствами. Цель их было создать модель шизофрении и найти пути ее лечения. В итоге, у части добровольцев личность настолько раздвоилась, что к первоначальному состоянию их вернуть уже не удалось.

Суммируя все вышесказанное, можно сказать: расстройство личности, ее раздвоение, формируется в силу наличия в прошлом и ли настоящем ряда неблагоприятных факторов, самые весомые из которых:

  • психические травмы;
  • непереносимые стрессовые ситуации;
  • способность устранять из сознания негативные воспоминания;
  • легкая внушаемость;
  • восприятие чего-то происходящего как случающее с кем-то другим – защитный механизм, диссоциация.

Однако раздвоение личности – процесс достаточно многообразный. Его наличие вовсе не точное свидетельство того, что у человека имеется психическое заболевание.

Умеренная или легкая диссоциация может быть следствием:

  • отсутствия сна на протяжении долгого времени;
  • сильного стресса;
  • получения дозы так называемого «веселящего газа» (закиси азота) в качестве анестезии в ходе стоматологической операции;
  • увлеченности сюжетом фильма или книги;
  • незначительной аварии;
  • гипноза.
Читайте также:  Доврачебная неотложная помощь при отеке легких

Диссоциативный опыт можно получить в состоянии транса, например, в ходе религиозного обряда. Это явление обычно и при индивидуальных или групповых медитациях, аутогенных тренировках.

Современная психиатрия

Сейчас под диссоциативными расстройствами понимают целую группу психических расстройств, в которую входят такие патологические состояния:

  1. Психогенная (диссоциативная) фуга – потеря личностной идентичности и возникновение другой. Явление достаточно редкое. Оно присуще лицам с шизоидным расстройством.
  2. Психогенная амнезия (для сознания недоступны некоторые воспоминания). Самая распространенная форма. При ясном сознании внезапно пропадает память, причем, человек это осознает. Восстанавливается она самостоятельно через некоторое время.
  3. Диссоциативное расстройство идентичности – самая тяжелая форма. Начаться может в детстве или отрочестве, проявляется наиболее часто у молодых людей, особенно женщин.

При этом проявление любой формы заболевания может внезапно прекратиться. Это происходит, как правило, если толчком к диссоциативному расстройству послужила психотравмирующая ситуация.

Согласно МКБ-10 данное заболевание делится на такие подвиды:

  • фуга;
  • конвульсии;
  • амнезия;
  • ступор;
  • потеря чувственного восприятия;
  • двигательные расстройства;
  • конвульсии;
  • одержимость и транс.

Чтобы отделить такие конверсионные расстройства от других психических патологий, существует особый критерий – наличие у больного цельности между нижеследующими компонентами:

  • своими ощущениями;
  • памяти собственной истории;
  • способности осуществлять контроль своей двигательной функции;
  • осознание себя, как личность.

Такая цельность может быть нарушена частично или полностью.

Как ставят диагноз

При диагностике диссоциативного расстройства идентичности специалисту требуется сразу исключить органическое поражение мозга, для этого проводят магнитно-резонансную и компьютерную томографию, электроэнцефалографию. Необходимо исключить:

  • делирий (нарушение сознания);
  • умственную отсталость;
  • амнезию после операции, травмы, контузии;
  • соматоформные (психосоматические) расстройства;
  • деменцию;
  • височную эпилепсию;
  • шизофрению;
  • амнестический синдром;
  • биполярное расстройство;
  • влияние психотропных веществ и алкоголя;
  • пограничное расстройство личности;
  • обычную симуляцию.

Диссоациативное расстройство подтверждается наличием нескольких состояний личности, различающихся между собой и обладающих своей схемой поведения, восприятием окружающего и т.д. Как минимум две из таких идентичностей попеременно получают полный контроль пациента. Больной при этом не может вспомнить любую персональную информацию и это вовсе не является забывчивостью.

В случае, если пациент – ребенок, то нельзя говорить о диагнозе «множественное расстройство личности», если он рассказывает о вымышленных друзьях или речь идет об игре фантазии. Последнее относится и к взрослым, так как раздвоение личности в этом случае является особенностью психики таким образом реагировать на определенные жизненные ситуации.

Для постановки диагноза используются наблюдения за пациентом и специальные опросники. Может применяться гипноз или введение так называемой «сыворотки правды» – амитал-кофеиновое растормаживание. То и другое позволяет погрузить человека в такое эйфорично-расслабленное состояние, в котором у него «вскрываются» скрытые подкорковые структуры. Он рассказывает о себе то, что скрывал сознательно или что было недоступно благодаря психогенной амнезии.

Тактика лечения

Этим процессом должен заниматься специалист, имеющий опыт в лечении данного расстройства. В его задачу входит выработка комплекса мероприятий, которые бы облегчили симптомы болезни, улучшили самочувствие больного, восстановили целостность психики пациента, закрепили единую идентичность. При этом важно, чтобы ничего не нанесло человеку вред.

Препаратов, которые могли бы излечить диссоциативное расстройство личности, не существует, но отдельные симптомы с их помощью устранить вполне возможно. Так, антидепрессанты и транквилизаторы помогут убрать депрессию, излишнюю активность или тревогу. Но с фармацевтикой следует быть крайне осторожным – у людей с данным расстройством очень быстро наступает привыкание к таким медикаментам.

Главным методом лечения выступает психотерапия:

  • инсайт-ориентированная;
  • семейная;
  • групповая;
  • когнитивная;
  • рациональная;
  • гипноз.

Любой вид психотерапии имеет задачу изменить убеждения, стереотипы и нецелесообразность мышления пациента. Специалисты в сфере бихевиоральной психологии выступают в роли тренеров сознания больного, пытаются воспроизвести все возможные травмирующие ситуации и научить больного правильно реагировать на них.

Гипноз дает возможность свести в одну имеющиеся множественные личности, избавиться от угнетающих воспоминаний. Такая работа должна быть очень тонкой, ювелирной, так как малейшая ошибка может серьезно навредить.

Инсайт-ориентированная психодинамическая терапия представляет собой работу специалиста со всеми личностями пациента. Психиатр принимает каждую из них, обращается ко всем одинаково уважительно и никому не отдает предпочтения. Такой процесс обычно длится не один год.

Полностью вылечить диссоциативное множественное расстройство идентификации невозможно, поэтому оно считается хроническим и весьма тяжелым. Все дело в том, что каждая личность, в свою очередь, может страдать своим психическим расстройством, в том числе, и диссоциативным.

У пациентиов с диссоциативным бегством (фугой) перспективы намного лучше – выздоровление наступает достаточно быстро, как и в случае диссоциативной амнезии. Однако последняя может перейти в хроническую и тогда прогноз не такой радужный.

Немного фактов

Согласно исследованиям, встречается подобное расстройство не так уж и редко именно на Западе. По мнению ряда зарубежных, в основном, североамериканских, специалистов, его вообще можно считать нормой. Оно считается экзистенциальным состоянием, вовсе не несущим каких-то проблем, опасных социальных последствий и дискомфорт больному. К примеру, писательница Труди Чейз, автор принесшей ей популярность книги «Когда кролик воет», сознательно отказалась от лечения, имея яркие симптомы диссоциативного расстройства идентичности. Женщина говорит, что всеми личностями она дорожит, вместе они составляют целый коллектив и ни с кем ей бы не хотелось расставаться.

Можно сказать, что в западной цивилизации, где существует культ самодостаточности и бережного отношения к индивиду, множественное расстройство является механизмом реакции на определенные ситуации. При стрессе человек помогает себе тем, что множится на личности и таким образом заявляет о себе. То есть, это своего рода нарциссизм – необычно, красиво, но совершенно невостребованно в реальности. Такая ролевая игра – ложная самодостаточность, от которой страдают социальные связи, возникают проблемы в общественной жизни и т.п.

10 известных случаев диссоциативного расстройства идентичности

Так, облицовка фасадов домов для тех у кого голова одна и она на плечах. Скоро лето, и скорей всего многие проведут её на даче. Пора готовиться.

Диссоциативное расстройство идентичности (ДРИ), которое часто называют множественным расстройством личности (МРЛ) вызывало интерес у людей более века. Однако, несмотря на то, что это очень известное расстройство, психиатры даже не уверены, что оно правда существует. Вполне возможно, что это форма другой болезни, например, шизофрении. Другая теория состоит в том, что ее не существует вообще, а те, у кого она есть, в том числе указанные ниже люди, просто прикидываются.

Один из первых зарегистрированных случаев раздвоения личности принадлежал французу Луи Виве. Рожденный проституткой 12 февраля 1863 г., Вивет был лишен родительской заботы. Когда ему исполнилось восемь лет, он стал на преступный путь. Он был арестован и жил в исправительном учреждении. Когда ему было 17 лет, он работал на винограднике, и гадюка обвилась вокруг его левой руки. Хотя гадюка не укусила его, он был в ужасе настолько, что у него появились судороги, и его парализовало ниже пояса. После того, как его парализовало, он был помещен в психиатрическую лечебницу, но через год он начал снова ходить. Виве теперь казался совсем другим человеком. Он не узнавал ни одного из людей в лечебнице, он стал более мрачным, и даже его аппетит изменился. Когда ему было 18 лет, его выпустили из лечебницы, но ненадолго. В течение следующих нескольких лет, Виве постоянно попадал в лечебницы. Во время своего пребывания там, в период между 1880 и 1881 годами, у него было диагностировано раздвоение личности. Используя гипноз и металлотерапию (прикладывание магнитов и других металлов к телу), доктор обнаружил до 10 разных личностей, и все они были со своими собственными чертами характера и историями. Тем не менее, после рассмотрения этого дела в последние годы, некоторые эксперты заключили, что у него, возможно, было всего три личности.

9. Джуди Кастелли

Выросшая в штате Нью-Йорк, Джуди Кастелли пострадала от физического и сексуального насилия, а после этого боролась с депрессией. Спустя месяц после того, как она поступила в колледж в 1967 году, она была отправлена домой школьным психиатром. В течение следующих нескольких лет, Кастелли боролась с голосами в своей голове, которые говорили ей сжечь и порезать себя. Она практически искалечила свое лицо, почти лишилась зрения на один глаз, а одна рука потеряла работоспособность. Также она была несколько раз госпитализирована за попытки самоубийства. Каждый раз ей ставили диагноз хроническая недифференцированная шизофрения.

Но неожиданно, в 1980-х годах, она начала ездить по клубам и кафе и петь. Она чуть не подписала контракт с одним лейблом, но потерпела неудачу. Тем не менее, она смогла найти работу и была главным номером в одном успешном некоммерческом шоу. Она также начала заниматься скульптурой и изготовлением витражей. Затем, во время сеанса терапии в 1994 году с терапевтом, у которого она лечилась уже более десяти лет, у нее появилось несколько личностей; сначала их было семь. По мере продолжения лечения, появилось уже 44 личности. После того, как она узнала, что у нее расстройство личности, Кастелли стала активным сторонником движений, связанных с этим расстройством. Она была членом Нью-Йоркского общества по изучению множественных личностей и диссоциации. Она продолжает работать художником и преподает изобразительное искусство для людей с психическими заболеваниями.

8. Роберт Окснэм

Роберт Окснэм является выдающимся американским ученым, который провел всю свою жизнь, изучая китайскую культуру. Он – бывший профессор колледжа, бывший президент Азиатского общества, и в настоящее время частный консультант по вопросам, касающимся Китая. И хотя он многого достиг, Окснэму приходится бороться со своим психическим недугом. В 1989 году психиатр поставил ему диагноз «алкоголизм». Все изменилось после сеансов в марте 1990 года, когда Окснэм планировал прекратить терапию. От лица Окснэма, к доктору обратилась одна из его личностей, рассерженный молодой парень по имени Томми, который жил в замке. После этого сеанса Окснэм и его психиатр продолжили терапию и обнаружили, что у Окснэма на самом деле было 11 отдельных личностей. После многих лет лечения, Окснэм и его психиатр сократили количество личностей всего до трех. Есть Роберт, который является основной личностью. Затем Бобби, который был помоложе, веселый, беззаботный парень, который любит кататься на роликах в Центральном парке. Другая, похожая на “буддиста”, личность, известна как Ванда. Ванда раньше была частью другой личности, известной как Ведьма. Окснэм написал мемуары о своей жизни под названием «Расщепленный Разум: Моя жизнь с раздвоением личности». Книга была опубликована в 2005 году.

Рожденная в Соединенном Королевстве в 1960 году, Ким Ноубл рассказывала, что ее родители были рабочими, которые были несчастливы в браке. С юных лет она подвергалась физическому насилию, а затем она страдала от многих психических проблем, когда была подростком. Она несколько раз пыталась наглотаться таблеток, и была помещена в психиатрическую лечебницу. После двадцати лет появились другие ее личности, и они были невероятно разрушительными. Ким была водителем фургона, и одна из ее личностей, по имени Джулия, завладела ее телом и врезалась на фургоне в кучу припаркованных автомобилей. Она также каким-то образом наткнулась на банду педофилов. Она пошла в полицию с этой информацией, и после того, как она это сделала, она начала получать анонимные угрозы. Потом кто-то облил кислотой ее лицо и поджег ее дом. Она не могла ничего вспомнить об этих инцидентах. В 1995 году, Ноубл был поставлен диагноз диссоциативное расстройство идентичности, и до сих пор она получает психиатрическую помощь. В настоящее время она работает художником, и хотя она не знает точное количество личностей, которые она имеет, она думает, что их где-то около 100. Она проходит через четыре или пять разных личностей каждый день, но Патриция является доминирующей. Патриция спокойная, уверенная в себе женщина. Еще одна заметная личность – это Хейли, та, которая была связана с педофилами, что привело к тому нападению с кислотой и поджогу. Ноубл (от имени Патрисии) и ее дочь появились на шоу Опры Уинфри в 2010 году. Она опубликовала книгу о своей жизни, «Все мои Я: как я научилась жить со многими личностями в моём теле», в 2012 году.

Трудди Чейз утверждает, что, когда ей было два года, в 1937 году, ее отчим физически и сексуально подвергал ее насилию, в то время как ее мать эмоционально унижала ее в течение 12 лет. Когда она стала взрослой, Чейз испытывала огромный стресс, работая брокером по недвижимости. Она пошла к психиатру и обнаружила, что у нее было 92 различных личности, которые значительно отличались друг от друга. Самой младшей была девочка около пяти или шести лет, именуемая как Lamb Chop. Другой был Ин, ирландский поэт и философ, возраст которого было около 1000 лет. Ни одна из личностей не действовала против другой, и, кажется, что они все были в курсе друг о друге. Она не хотела, чтобы интегрировать в одно целое все личности, потому что они прошли через многое вместе. Она называла свои личности “Войска”. Чейз, вместе со своим терапевтом, написали книгу «Когда кролик воет», и она была опубликована в 1987 году. По ней сняли телевизионный мини-сериал в 1990 году. Чейз также появилась в очень эмоциональном эпизоде шоу Опры Уинфри в 1990 году. Она умерла 10 марта 2010 года.

5. Суд над Марком Петерсоном

11 июня 1990 года, 29-летний Марк Петерсон позвал на прогулку неизвестную 26-летнюю женщину выпить чашечку кофе в Ошкоше, штат Висконсин. Они встретились через два дня после этого в парке, и пока они гуляли, как заявила женщина, она начала показывать Петерсону некоторых из ее 21 личностей. После того, как они покинули ресторан, Петерсон предложил ей заняться сексом в его машине, и она согласилась. Однако, через несколько дней после этого свидания, Петерсон был арестован за сексуальное насилие. По-видимому, две личности были не согласны. Одной из них было 20 лет, и она появилась во время секса, в то время как другая личность, шестилетняя девочка, просто наблюдала за этим. Петерсон был обвинен и осужден за сексуальное насилие второй степени, потому что незаконно сознательно заниматься сексом с кем-то, кто психически болен и не может дать согласие. Приговор был отменен через месяц, и прокуроры не хотели, чтобы женщина испытывала стресс от еще одного судебного процесса. Количество ее личностей возросло до 46 в период между инцидентом, произошедшим в июне, и судом в ноябре. Дело Петерсона в суде больше не разбирали

Родившаяся 25 января 1923 года в Додж-Центре, штат Миннесота, Ширли Мейсон, видимо, прошла через трудное детство. Ее мать, по рассказам Мейсон, была практически варваром. Во время многочисленных актов насилия она ставила Ширли клизмы и затем заполняла ее живот холодной водой. Начиная с 1965 года, Мейсон обращалась за помощью из-за своих психических проблем, и в 1954 году, она начала встречаться с доктором Корнелией Уилбур в Омахе. В 1955 году, Мейсон рассказала Уилбур о странных эпизодах, когда она обнаруживала себя в гостиницах в разных городах, не имея представления о том, как она оказалась там. Она также ходила по магазинам и обнаруживала себя, стоящей перед разбросанными продуктами, не представляя, что она сделала. Вскоре после этого признания, разные личности начали появляться во время терапии. История Мейсон о ее ужасном детстве и ее раздвоении личности стала книгой-бестселлером, «Сибил», и по ней был снят очень популярный телевизионный сериал с таким же названием с участием Салли Филдс. Хотя Сибил / Ширли Мейсон – это один из самых известных случаев диссоциативного расстройства идентичности, суд общественности был неоднозначен. Многие люди считают, что Мейсон был психически больной женщиной, которая обожала своего психиатра, и Корнелия внушила ей идею о раздвоении личности. Мейсон, вроде бы, даже призналась, что придумала все, в письме, которое она написала доктору Уилбур в мае 1958 года, но Уилбур сказала ей, что это просто ее разум пытается убедить ее, что она не была больна. Так что Мейсон продолжила терапию. На протяжении многих лет, появилось 16 личностей. В телевизионной версии своей жизни, Сибил живет долго и счастливо, но настоящая Мейсон пристрастилась к барбитуратам и зависела от терапевта, которая оплачивала ее счета и давала ей деньги. Мейсон умерла 26 февраля 1998 года от рака груди.

3. Крис Костнер Сайзмор

Крис Костнер Сайзмор помнит, что ее первое расстройство личности произошло, когда ей было около двух лет. Она видела, как мужчину вытащили из канавы, и она подумала, что он был мертв. Во время этого шокирующего случая, она увидела еще одну маленькую девочку, наблюдающую за этим. В отличие от многих других людей, с диагнозом множественного расстройства личности, Сайзмор не страдала от жестокого обращения с детьми и выросла в любящей семье. Тем не менее, увидев то трагическое событие (и еще одну кровавую производственную травму позже), Сайзмор утверждает, что она начала вести себя странно, и члены ее семьи тоже часто замечали это. Она часто попадала в неприятности из-за вещей, которые она сделала и не помнила об этом. Сайзмор обратилась за помощью после рождения своей первой дочери, Тэффи, когда ей было около двадцати. Однажды, одна из ее личностей, известная как “Ева Блэк”, пыталась задушить ребенка, но “Ева Уайт” смогла остановить ее. В начале 1950-х годов, она начала встречаться с терапевтом по имени Корбетт H. Зигпен, который диагностировал у нее раздвоение личности. Пока она лечилась у Зигпена, у нее появилась третья личность по имени Джейн. В течение следующих 25 лет, она работала с восемью различными психиатрами, и за это время у нее появилось в общей сложности 22 личности. Все эти личности были совсем разными по поведению, и они были разные по возрасту, полу, и даже весу. В июле 1974 года, после четырех лет терапии с доктором Тони Цитосом, все личности объединились, и у нее осталась только одна. Первый доктор Сайзмор, Зигпен, и другой врач по имени Харви М. Клекли написали книгу о случае Сайзмор, под названием «Три лица Евы». Ее экранизировали в 1957 году, и Джоан Вудворд получила премию Американской киноакадемии за лучшую женскую роль, сыграв три личности Сайзмор

Читайте также:  Диффузный пневмосклероз легких – что это такое, сколько живут?

2. Билли Миллиган

В период с 14 по 26 октября, 1977 года, три женщины из Университета штата Огайо были похищены и привезены в уединенное место, ограблены и изнасилованы. Одна женщина утверждала, что человек, который изнасиловал ее, говорил с немецким акцентом, в то время как еще одна утверждала, что (несмотря на ее похищение и изнасилование), он был на самом деле хорошим парнем. Тем не менее, один и тот же человек совершил эти изнасилования: 22-летний Билли Миллиган. После ареста, Миллигана осматривал психиатр, и ему был поставлен диагноз диссоциативное расстройство идентичности. В целом, у него было 24 различных личности. Поэтому, когда похищение и изнасилование произошли, адвокат Миллигана сказал, что это не Билли Миллиган совершил эти преступления. Два разных человека контролировали его тело – Рэйджен, который был югославом, и Адалана, которая была лесбиянкой. Присяжные согласились с этим, и он стал первым американцем, которого не признали виновным в связи с диссоциативным расстройством идентичности. Он был помещен в психиатрическую больницу до 1988 года и освобожден после того, как эксперты посчитали, что все его личности объединились в одну. В 1981 году Дэниэл Киз, писатель, получивший награды за «Цветы для Элджерона», выпустил книгу об истории Миллиган под названием «Умы Билли Миллигана». В будущем фильме, основанном на его истории, «Переполненный зал», как сообщают, снимется Леонардо Ди Каприо. Миллиган умер 12 декабря 2014 года в возрасте 59 лет от рака.

1. Хуанита Максвелл.

В 1979 году, 23-летняя Хуанита Максвелл работала горничной в гостинице в Форт-Майерс, штат Флорида. В марте того же года, 72-летняя постоялица гостиницы Инес Келли была зверски убита; она была избита, искусана, и задушена. Максвелл была арестована, потому что у нее была кровь на обуви и царапины на лице. Она утверждала, что она понятия не имела, что произошло. В ожидании судебного разбирательства, Максвелл была осмотрена психиатром, а когда она пошла в суд, она не признала себя виновной, потому что у нее было несколько личностей. У нее было шесть личностей, кроме ее собственной, и одна из доминирующих личностей, Ванда Уэстон, совершила это убийство. Во время суда, группа защиты, при помощи социального работника, смогли заставить Ванду появиться в суде для дачи свидетельских показаний. Судья посчитала, что изменение было весьма примечательным. Хуанита была тихой женщиной, а Ванда была шумной и кокетливой и любила насилие. Она засмеялась, когда она призналась в избиении пенсионерки лампой из-за разногласий. Судья был убежден, что либо у нее было правда несколько личностей, либо она заслужила премию Американской киноакадемии за такое гениальное перевоплощение. Максвелл была отправлена в психиатрическую больницу, где, как она говорит, не получила надлежащее лечение и ее просто пичкали транквилизаторами. Ее выпустили, но в 1988 году она была вновь арестована, на этот раз за ограбление двух банков. Она снова утверждала, что Ванда сделала это; внутреннее сопротивление было слишком сильным, и Ванда снова одержала верх. Она не захотела оспаривать обвинение, и был выпущена из тюрьмы, после того, как она там отсидела.

Диссоциативное расстройство идентичности

Автор: Шишковская Татьяна

Редакция: Цагана Ерднеева

Представьте себе степенную замужнюю женщину, которая работает в библиотеке и воспитывает пятилетнюю дочку. Она как всегда уходит на работу с утра, но вечером не возвращается; все родственники ее ищут, и через несколько дней находят – в психиатрической клинике.

Сама пациентка рассказывает, что какая-то часть дня выпала из ее памяти без всякой внешней причины, и на следующее утро она обнаружила себя в постели с незнакомым мужчиной в дешевом отеле в другом городе. В больницу ее доставили полицейские, которых вызвал администратор отеля, потому что лежащего рядом мужчину перепуганная женщина ударила, он спросонья ответил тем же, завязалась драка.

При этом женщина – у которой действительно не было ни следов травмы, ни признаков опьянения – плакала и клялась, что не помнит, как оказалась здесь с этим мужчиной и с ее ведома это произойти ни в коем случае не могло; мужчина говорит, что она сделала это совершенно добровольно и за достаточную плату. Несчастная библиотекарша совсем не похожа на многогранного Билли Миллигана, но именно так выглядит в реальной клинической практике диссоциативное расстройство идентичности.

По сравнению с другими терминами (например, расстройство множественной личности, как в МКБ-10) этот хорош тем, что включает определение “диссоциативное” и сразу отсылает нас к категории диссоциативных расстройств. По сути, эпизоды, когда пациент чувствует себя “другой личностью” – это истерические припадки.

Классики психиатрии, мастера клинических описаний приучили нас видеть даже в типичных случаях, какой истерия бывает изобретательной и талантливой. Но случаи, когда “вторая личность” вдруг начинает говорить на языке, которого пациент никогда не знал, или умеет что-то, чего пациент никогда не умел – казуистичны, и не всегда им стоит верить; а “вторая личность” асоциальная, ведущая себя неадекватно ситуации, дезадаптирующая или даже прямо угрожающая жизни пациента неминуемо приведет его к психиатру.

Приведем симптомы этого расстройства так, как они описаны в критериях DSM-5, служащих основанием для постановки диагноза.

  1. Нарушение собственной идентичности, которое характеризуется наличием у одного человека двух или более отличных личностных состояний – в некоторых культурах эти состояния могут трактовать как эпизоды одержимости. Ощущение себя самих как целостной личности, самостоятельно контролирующей свои действия, у таких пациентов прерывисто, разорвано, и этот разрыв проявляется в смене состояний всех сфер психики: аффекта, мышления, памяти, восприятия и может затрагивать соматическое состояние, чувствительную и двигательную сферу.
  2. Повторяющееся выпадение из памяти (с последующим восстановлением) сведений о своей повседневной жизни, базовой персональной информации, эмоционально значимых, как правило, травматичных событий, которое невозможно трактовать как обычное забывание.
  3. Симптомы значительно нарушают социальное и профессиональное функционирование пациента.
  4. Расстройство нельзя связать с принятой в данной культуре религиозной практикой (например, если речь идет не о каком-нибудь шамане, для которого состояния “одержимости духами” – норма, а о “рядовом” носителе такой культуры, которого они будут серьезно беспокоить), а у детей – с игрой.
  5. Симптомы не могут быть следствием приема психоактивных веществ или соматического/неврологического заболевания.

В сущности, в рамках диссоциативного расстройства идентичности могут проявляться любые диссоциативные симптомы: это и диссоциативная амнезия с затрудненным воспоминанием эпизодов из прошлого; и диссоциативная фуга, когда пациент внешне ведет себя упорядоченно, но на самом деле абсолютно бессознательно убегает или уезжает в другой город; и нарушения чувствительности или двигательной функции диссоциативной природы, когда, например, только одна из “личностей” хромает или страдает слепотой.

Определение принадлежности расстройства к диссоциативным на основании всех этих симптомов очень помогает врачу в диагностике, с этой целью создано множество опросников и структурированных интервью, направленных именно на выявление диссоциативных симптомов (адаптированы, например, Шкала Соматоформной Диссоциации SDQ-20, Шкала Диссоциации DES, Кембриджская Деперсонализационная шкала CDS).

Однако особенностью именно диссоциативного расстройства идентичности является то, что побуждает нас называть разные состояния пациента разными “личностями”: хотя и в рамках диссоциативных эпизодов, они обладают собственным характером, мышлением, памятью, которые так же стабильно сохраняются и передаются от эпизода к эпизоду, как и характеристики “основной” личности в “светлые промежутки”.

В этом ключевое отличие диссоциативного расстройства идентичности от шизофрении. Хотя пациент с шизофренией тоже может называть себя разными именами, представлять себя разными персонажами, вдруг начать вести себя нехарактерно, а потом вернуться к прежнему поведению, в его случае ни о каких избыточных личностях речь не идет; за какие бы имена и фигуры он ни цеплялся, больной стремительно теряет ту единственную личность, которая у него была.

Тем не менее, вопрос дифференциальной диагностики диссоциативного расстройства с шизофренией неизменно возникает, поскольку кроме диссоциативных пациенты могут рассказывать и о типичных психотических симптомах:

  • нарушения восприятия: слуховые псевдогаллюцинации в форме голосов, которые комментируют их действия, или негативные галлюцинации, в том числе интересный феномен произвольной аналгезии, когда пациент может самостоятельно “снизить” болевую чувствительность
  • автоматизмы: ощущение, что кто-то вмешивается в ход мыслей пациента или управляет его действиями помимо его воли;

Различают две формы диссоциативного расстройства идентичности:

  • так называемая “одержимость”, когда другое состояние личности обусловлено, по мнению самого пациента, вмешательством духов или демонов; возникает на определенной культурной и религиозной почве
  • не связанная с ощущением одержимости, когда разные “личности” – это, как правило, люди разного пола, возраста, мировоззрения.

В зависимости от формы расстройства “голоса” или ощущения управления своими мыслями и действиями пациент будет относить на счет “духов” или внезапного вмешательства другой личности.

Но с другой стороны, в принципе валидность такого диагноза вызывает много вопросов. Как мы можем с уверенностью утверждать, что пациент нас не обманывает? Если вернуться к случаю с работницей библиотеки, полицейские не обнаружили никаких признаков насилия, а саму пациентку застали в таком виде, что больше склонялись поверить мужчине; в психиатрическую больницу ее доставили скорее из-за бурного выражения эмоций, а что-то более серьезное, чем реактивное расстройство, врачи заподозрили, только разобравшись, какую жизнь она обычно ведет.

Диссоциативное расстройство идентичности, как и другие диссоциативные расстройства, часто симулируют – настолько, что симулянты становятся контрольной группой в исследованиях по выявлению нейрофизиологических коррелят.

Тем не менее, есть признаки, которые помогают врачу определить истинное расстройство и пациента, которому действительно можно помочь. В подавляющем большинстве случаев диссоциация становится реакцией на психологическую травму, поэтому в анамнезе пациента нужно искать обстоятельства, которые еще в детском возрасте могли бы расположить его так реагировать в дальнейшем (физическое и сексуальное насилие, отчуждение со стороны родителей и конфликты между ними) и, если расстройство проявилось уже во взрослом возрасте, – событие, которое могло его спровоцировать.

В нашем клиническом случае таким провоцирующим событием стала смерть отца, хотя пациентка практически с ним не общалась, и он же был источником детской травмы: страдал алкоголизмом, бил жену и детей, потом и совсем ушел из семьи, не работал и жил на улице.

Другая особенность – множество сопутствующих психических расстройств, поскольку психологическая травма их провоцирует или облегчает их развитие. Это могут быть расстройства личности (не путать с расстройством идентичности – непрерывного ощущения себя как единой личности; здесь речь идет о патологии характера, неадаптивных стратегиях поведения у “основной” личности), депрессии, тревожные расстройства, обсессивно-компульсивное расстройство. Наша работница библиотеки до нынешней госпитализации безуспешно лечилась у психиатра по поводу тревожной депрессии.

Существует множество психологических концепций, которые объясняют, как травма приводит к диссоциативным симптомам, и каждая оправдывает определенный подход к психотерапии; в этом материале остановимся на биологической концепции.

Мы знаем, что ситуация угрозы вызывает у животного реакцию “борьбы или бегства”, когда все физиологические процессы направлены на повышение чувствительности к важным сигналам, реактивности, тонуса мышц. Но есть и еще один вид реакции, который срабатывает, когда ни то, ни другое невозможно – так называемая “притворная смерть”. Он менее адаптивен, чем “борьба или бегство”, но тоже в некоторой степени может минимизировать ущерб. При этом тонус мышц наоборот снижается, чувствительность к стимулам и реактивность падают. Именно в такой ситуации оказывается ребенок, когда угроза исходит со стороны взрослого.

Предполагают, что в состоянии “мнимой смерти” происходит функциональная деафферентация, отрешение от всех внешних стимулов, как во сне – с которым часто сравнивают свое состояние пациенты с диссоциативным расстройством. Нормальное состояние связей между подкорковыми сенсорными центрами, непосредственно с ними связанными структурами, отвечающими за аффективный ответ, и собственно корой обеспечивает то самое непрерывное ощущение единичности и целостности собственной личности.

Если эпизоды функциональной деафферентации часты в детстве, когда формируется основная масса таких связей, они могут впоследствии нестабильно работать во взрослом возрасте, особенно в ситуации угрозы. Нейровизуализация может зафиксировать результаты такого патологического развития: у пациентов с диссоциативным расстройством наблюдается, например, перестройка гиппокампа, уменьшение его объема регистрируется МРТ, и оно коррелирует с тяжестью психологической травмы детского возраста.

Еще одна особенность – чередование состояний гиповозбуждения (подобных “мнимой смерти”) и гипервозбуждения (подобных реакции “борьбы или бегства”). Ее ранее описывали при посттравматическом стрессовом расстройстве, которое по данным современных исследований сближается с диссоциативными расстройствами. Состояние гиповозбуждения соответствовало реальному переживанию травматической ситуации, а гипервозбуждения – так называемым “флешбэкам”, гиперреалистичным воспоминаниям о уже пережитых событиях.

Такая же смена состояний, и те же нейрональные корреляты этих состояний (при гиповозбуждении – преимущественная активация префронтальной коры, поясной и парогиппокампальных извилин; при гипервозбуждении – миндалины, островка, дорсального стриатума) показаны при диссоциативном расстройстве идентичности – и они соответствуют разным “личностям”. То есть для той психологической ситуации, в которой существует пациент, разные личности по-своему функциональны, и если мы хотим его вылечить, нужно научить его другим способам адаптации.

Никаких способов напрямую управлять механизмами адаптивного поведения у нас пока нет, поэтому основным подходом в лечении диссоциативного расстройства идентичности остается психотерапия. Предпочтительны индивидуальные занятия с терапевтом и психодинамический подход (например, когнитивно-поведенческая терапия).

По общепризнанным рекомендациям ISSDT (Международное общество по изучению травмы и диссоциации), терапия проходит в три этапа: на первом терапевт пытается сформировать у пациента правильное понимание болезни, первично стабилизировать состояние и уменьшить выраженность сопутствующих депрессивных и тревожных симптомов; на втором необходимо подробно разобрать все травмы, которые привели к формированию защиты по механизму диссоциации, и цель третьего этапа – перейти от диссоциации к более организованным и адаптивным защитам.

Основная цель психофармакотерапии – борьба с коморбидными психическими расстройствами, которая облегчает психотерапевту подход к диссоциативному расстройству. Интересный аспект фармакотерапии – различный ответ на лекарственные препараты, который пациент может давать в разных личностных состояниях.

Источники:

  1. Sadock B. J., Kaplan H. I. Comprehensive Textbook of Psychiatry: X. – Wolters Kluwer, 2017.
  2. Dissociation and the Dissociative Disorders: DSM-V and Beyond, edited by P. F. Dell and J. A. O’Neil. (2009). New York, NY: Routledge, 898 pp.
  3. International Society for the Study of Trauma and Dissociation. Guidelines for treating dissociative identity disorder in adults, third revision //Journal of Trauma & Dissociation. – 2011. – Т. 12. – №. 2. – С. 115-187.
  4. Dorahy M. J. et al. Dissociative identity disorder: an empirical overview //Australian & New Zealand Journal of Psychiatry. – 2014. – Т. 48. – №. 5. – С. 402-417.
  5. Reinders A. A. T. S. et al. Opposite brain emotion-regulation patterns in identity states of dissociative identity disorder: A PET study and neurobiological model //Psychiatry Research: Neuroimaging. – 2014. – Т. 223. – №. 3. – С. 236-243.
  6. Chalavi S. et al. Abnormal hippocampal morphology in dissociative identity disorder and post‐traumatic stress disorder correlates with childhood trauma and dissociative symptoms //Human brain mapping. – 2015. – Т. 36. – №. 5. – С. 1692-1704.

Ссылка на основную публикацию